Интервью с Ириной Галай, Эверест

АО: Сегодня у нас необычный гость. По многим причинам. Во-первых, это женщина. А женщины у

нас бывают нечасто. Во-вторых, разговор пойдет не про олимпийский спорт, как это обычно у нас

бывает. Итак, встречайте первую украинку, взошедшую на Эверест, совершенно изумительную

девушку, обаятельную, красивую Ирину Галай.

ИГ: Здравствуйте.

АО: Ира, сразу к делу. Дамы спрашивают: что для женщины «взойти на Эверест»?

ИГ: Это точно поярче, чем у мужчин. Одно только понимание, что ты, женщина, сумела добиться

максимального результата в абсолютно мужском спорте, а альпинизм – мужской спорт, - это

круто. Вдвое, втрое круче. Я правда испытала сумасшедшие эмоции. И, конечно, сильно

изменилась после Эвереста. Стала более уверенной в себе, своих силах. Не только в физическом

смысле. Любая экспедиция меняет тебя, но после Эвереста я изменилась особенно сильно. И я

думаю, что такие изменения произошли бы с каждой женщиной.

АО: Мы тут вроде как на Радио спорт, в связи с чем хочу узнать: а альпинизм, это вообще спорт?

ИГ: Однозначно.

АО: А что в твоем понимании отличает «спорт» от «не спорта»?

ИГ: Думаю, моральная составляющая. В альпинизме важно быть сильным не только телом, но и

морально. Ведь даже если у тебя есть силы идти, но в голове крутятся мысли «зачем оно мне

нужно?»… Поэтому я и говорю, что путь на Эверест сначала нужно пройти в своей голове, а уж

затем отправляться в экспедицию.

АО: Я уверен, что большинство даже примерно не понимает, насколько это тяжело.

ИГ: Конечно, не понимают.

АО: Позволь, я поясню для непосвященных: Эверест самая высока точка планеты - 8848 метров

над уровнем моря. Как сказал один мой знакомый, «это самый высокий прыщ на жопе Земли».

Мало того, существует байка, что Эверест за последний десяток лет прибавил два метра в высоте,

правда, проверить это сложно.

Ира, расскажи, ну как оно там?

ИГ: Холодно. Даже очень, очень холодно.

АО: Ну ладно? Холоднее, чем у нас зимой?

ИГ: Намного. Минус 60 и сумасшедший бесконечный ветер. Ну вот представьте, что вы летите в

самолете. Пилот объявляет: «температура за бортом минус 60». Это то же самое, только ты не в

уютном кресле, а снаружи, своими ножками стоишь на горе. Если что-нибудь по неосторожности

оголишь, отморозишь за пару секунд.

АО: А солнце? Оно греет?

ИГ: Не греет абсолютно. Оно-то светит, ультрафиолет есть – так что загореть вполне можно. Но

греть, не греет. А если еще и ветер…

АО: Сколько времени ты провела на вершине?

ИГ: Минут 20. И это долго. Хотелось больше, но у меня очень сильно замерзли руки, так как я

снимала варежки, чтобы позвонить, достать флаги из рюкзака.

АО: Надо было селфи сделать!

ИГ: Надо было, но айфон сел моментально, как только понял, куда он попал. Нет, мы конечно

снимали, звонили со спутникового телефона друзьям и любимым. Ну и флаги, само собой. А еще у

меня была куча всяких «штучек», которые надо было сфотографировать...

АО: Каких? Что ты туда занесла? Ты говори, а я буду пальцы загибать.

ИГ: Самое главное, это, конечно, флаг Украины. Потом флаг «Косино» - это наш семейный бизнес,

термальный оздоровительный курорт в Закарпатье. Они были моими спонсорами. Флаг Книги

Рекордов – его мне вручили вместе с заявкой на рекорд. Мячик для гольфа из Харькова… Ну и еще

кое-что. Только это уже секрет.

АО: Монетку, небось? Или что-то женское?

ИГ: Но все равно не скажу. Но нет, не для того, чтобы вернуться.

АО: Раз уж зашла речь «о женском», скажи, чем ты отличаешься от обыкновенной женщины,

которая идет по улице? Кроме того, что ты красивая?

ИГ: А я и не думаю, что чем-то отличаюсь. Вообще, лучше бы задать этот вопрос кому-то со

стороны. Как по мне, я обычная женщина. Работаю в офисе нефтяной о компании…

АО: А что ты там делаешь?

ИГ: Занимаюсь развитием компании. Все, что связано с брендом, езжу на конференции. К

примеру, нужно представить нашу компанию на большой нефтяной конференции – это делаю я.

АО: Приходится, наверное, отпрашиваться? Как тебя отпускают?

ИГ: Тяжело, если честно. Я всем говорю, что не будь я первой украинкой, поднявшейся на Эверест,

меня бы уже уволили. Я же отсутствовала всю весну. Сначала акклиматизация в Чили на самом

высоком вулкане в мире. Потом уехала на Эверест… Но зато они меня все любят, следят за моими

успехами, переживают.

АО: Сейчас все подумают, что коль скоро ты работаешь в нефтяной компании, денег у тебя куры

не клюют. Сколько стоит восхождение на Эверест?

ИГ: 50 тысяч долларов. Это строгий минимум, без излишеств. Сюда входит один шерп, без

которого вообще никак, баллоны с кислородом, перелет, проживание и питание. Ну и, конечно,

само разрешение на восхождение. Да, и еще снаряжение – это около десяти тысяч долларов.

АО: Ценник с китайской и непальской стороны идентичен?

ИГ: В общем да. Плюс-минус пять тысяч. Здесь все больше зависит от принимающей компании.

АО: А сколько всего народу побывало на Эвересте?

ИГ: Ой, знаешь, я статистику не изучала. По-моему, около шести тысяч. Зато точно знаю, что я

самый молодой представитель Украины, кто поднимался на Эверест.

АО: И самая красивый, наверное? Слушай, а ведь это очень интересно. Там же огромное

количество мужчин, всех возрастов и национальностей. Как они на тебя реагировали? Там же,

наверное, женщин вообще нет?

ИГ: Ну была парочка, но они такие… Стандартные альпинистки, в общем. Да, конечно, на меня

обращали внимание, все хотели поговорить, спросить, зачем мне этот Эверест. Но я старалась

особого внимания не обращать. Точнее, как женщине, мне, конечно, это льстило. И поговорить я

не против. Просто в качестве досуга - там ведь невероятно скучно. Но я уж точно ничего не делала,

чтобы обратить на себя внимание.

АО: А сколько там вообще было мужчин?

ИГ: Нужно считать… Хорошо, давай так. В 2016 году взошло 300 человек. Это с шерпами. Без них,

пусть, 150 человек со всего мира. И это при том, что до этого два года восхождений не было

вообще.

АО: Почему?

ИГ: В 2014 году случилась трагедия – погибли 20 шерпов, когда прокладывали перила. Чтобы

почтить их память в 14-м году восхождений не делали. В 25-м случилось землетрясение, которое,

кстати, я застала в Катманду. Дней через десять после него я была в базовом лагере со стороны

Непала с гуманитарной помощью для альпинистов. Тогда-то к слову я впервые и увидела Эверест

своими глазами.

АО: И подумала, что надо бы вернуться?

ИГ: Да нет, все наоборот. Я пообщалась с людьми, которые тогда потеряли близких в лавине, и

подумала, что после такого нормальный человек не захочет подниматься. А потом я узнала, что

там не было не одной украинки. И эта мысль буквально сожрала меня. Я твердо знала, что ею

стану я.

АО: Чувствуешь свою звёздность?

ИГ: Откровенно говоря, я особо и не рассчитывала на какую-то известность. Поднимались же

раньше Ковалев, Бершов, но об этом никто даже не слышал. А тут, выяснилось, что альпинизм

вызывает столько интереса у людей…

АО: Сколько времени у тебя уходит на подготовку? Возьмем для примера 2016 год: сколько в

процентном отношении ты потратила на спорт?

ИГ: Около 30% времени уходит на подготовку. А последний месяц перед восхождением – все 90.

Но здесь еще многое зависит от конкретного восхождения. Если это техничная гора, нужно

подтянуть скалолазание, плечи, руки…

АО: Сколько раз ты подтягиваешься?

ИГ: Раз 12, может.

АО: Так над чем тут работать?

ИГ: Это мало, я знаю. Сейчас я не в лучшей форме. В хорошей, даже идеальной, форме я была

накануне Эвереста. Тогда я могла, ну не знаю… Бежать целый день, пока меня кто-нибудь не

остановит.

АО: О беге давай чуть позже. Сколько раз отжимаешь от пола?

ИГ: Тут тоже нет стабильности. Когда все прекрасно, могу раз 80. Сейчас, конечно, я не в такой

форме. Кое-где нужно подлатать, кое-где подправить.

АО: Ты куришь?

ИГ: Нет.

АО: Точно?

ИГ: Сигареты – нет.

АО: Я бывал в Катманду несколько раз, понимаю, о чем ты… В 98-м, когда я попал туда впервые,

гашиш продавался на каждом повороте. Сейчас так же?

ИГ: Ага. И это прекрасно.

АО: А альпинисты все балуются?

ИГ: Да нет, конечно. Но пьют очень многие.

АО: Тебе встречались люди, которые проводят в базовых лагерях полжизни? Знаешь таких лично?

ИГ: Теперь уже да. Знаешь, раньше для меня эти люди были какой-то фантастикой. Фотографы и

операторы National Geographic, Discovery… Я подписывалась на них в Instagram и Facebook, читала,

смотрела фотографии с открытым ртом. И когда они пришли ко мне в платку знакомиться, - а

среди них был еще один вообще крутой, мой кумир, у которого ко всему еще и день рождения

совпал с моим, - это было что-то невероятное. Да и вообще там было много моих кумиров. В

Лхасе в гостинице я встретила Ули Штека. Чуть с ума не сошла от восторга! Даже не знала, с какой

стороны к нему подбежать, чтоб побыстрее.

АО: Давай поговорим о технической стороне. Расскажи побольше фишек, каких-то интересных

фактов об условиях за пятикилометровой отметкой. О кислороде, давлении…

ИГ: Кислородное голодание, конечно, есть. Но я начала использовать кислород только на отметке

7800. Да и то, в очень маленьких дозах - я очень легко переношу высоту. Я девять ночей

переночевала на высоте 6400 без особых проблем. Хотя это очень тяжело, большинство там не

ночует, спускаются ниже. Всего за четыре дня на этой высоте люди теряют от 15 килограмм.

Мужчины теряли по 25. Это очень сильно заметно и выглядит, если честно, жутковато. Когда за

считанные дни уходит вся мышечная масса, на человеке обвисает кожа… Это совсем не похоже на

то похудение, которого добиваются в зале за год. Там все очень резко, стремительно. Человек

теряет силы, желание есть, спать. Такова типичная реакция. У меня же все было наоборот. Я

прекрасно спала, ела и даже набрала немного в весе. Могла себе позволить идти в том темпе,

который мне нравится и даже стояла в планке на шести тысячах.

АО: Деннис Хоппер как-то в ответ на вопрос, как вы живете, сказал: «Я какаю и пукаю, как самые

обычные люди». В связи с чем следующий вопрос. Как на Эвересте обстоят дела с туалетами?

ИГ: О! Это, на самом деле, большая проблема. Очень большая. Чтобы сходить в туалет, нужно

выбраться из палатки, пройти по снегу, ветру и морозу….

АО: Далеко идти?

ИГ: Тут уж кто как хочет.

АО: Ты далеко ходила?

ИГ: Ну нет. Я далеко не ходила, мне тяжело было согреться. И потом, как представишь, что

придется снова… Хотя, не скажу, что это главное впечатление. В этих горах на такие вещи особо и

внимания не обращаешь.

АО: А сколько ты не мылась?

ИГ: Три недели. У меня уже клочьями начали лезть волосы…

АО: И как ты пахла при этом?

ИГ: А у меня с собой были духи. Гид сопротивлялся, строго говорил оставить «всю эту косметику»,

но я не сдалась. Сказала, что буду идти медленнее, как-нибудь, но духи и косметику возьму.

Влажными салфетками там не воспользуешься – они просто замерзают, воды нет. Даже если

шерпы и растопят тебе снега, мыться там, значит рисковать заболеть. А на высоте за пять тысяч

организм уже не излечивается. Чтобы избавиться от элементарного насморка нужно спускаться

ниже, а это время. Как по мне, лучше уж не мыться, потерять половину волос, но цели достичь.

АО: Я бы хотел, чтобы ты сделала IronMan и с удовольствием взялся за этот проект. Но тут важно,

чтобы ты этого сама захотела. Так же сильно, как захотела подняться на Эверест.

ИГ: А я хочу! Только это уже не в этом году. Сейчас у меня в планах закрыть семь вершин. Сейчас я

уже начну готовиться к Мак-Ки́нли, то есть буду «фигачить» по полной.

АО: давай по порядку: что такое «Семь вершин»?

ИГ: Это семь самых высоких точек всех континентов. Эверест, Килиманджаро, Эльбрус, Аконкагуа,

Южный полюс, Мак-Кинли на Аляске и Пирамида Карстенса.

АО: И ближайшая вершина?..

ИГ: 6190 на Мак-Кинли уже через три месяца. У меня уже позади четыре вершины. Кроме Аляски

остался еще южный полюс и Папуа-Новая Гвинея. Я постараюсь за полгода справиться.

АО: Так может в конце года IronMan?

ИГ: Не знаю… У меня довольно тяжелое состояние после восхождения. Ну, не то, чтобы тяжелое.

Организм просто сильно устает.

Через три недели после Аконкагуа я была уже на Эльбрусе – для человека не гида это очень

короткий период. А сейчас пошла в спортзал и прямо почувствовала, как у меня загорелись

легкие. У меня ужасная крепатура. По-хорошему надо дать организму отдохнуть, но я не могу. У

меня столько энергии сейчас, столько желания!

АО: Как ты восстанавливаешься?

ИГ: В Косино, конечно. Я просто лежу в термальной воде, пью термальную воду. Это

действительно классно восстанавливает.

АО: Вернемся к восхождению. Расскажи о самом процессе, этапах, сроках.

ИГ: Всего есть пять лагерей. Три из них считаются не высотными. Базовый лагерь на 5100, затем

middle camp на 5800 – для тех, кто не может сразу подняться выше, - и лагерь ABC на 6400.

Последний лагерь - штурмовой, то есть тот, с которого ты начинаешь штурмовать гору. Следующий

- North Col, - лагерь на семи тысячах. Здесь можно провести максимум ночь-две, поскольку это

уже экстремальная для человека высота. Следующий лагерь на высоте 7800, называется Camp

Two. Затем, на 8300, Camp Three. С него уже штурмуют вершину.

АО: Сколько ушло времени на все этапы: от момента, когда ты попала в базовый лагерь, до

возвращения?

ИГ: В сумме 30 дней.

АО: Сколько ты несла с собой вещей?

ИГ: У меня был очень тяжелый рюкзак в этот раз, 25 килограмм. Это очень много, особенно

учитывая, что высота прибавляет к нему, кажется, еще килограмм десять. Спина после этого в

шоке. Я только неделю, как вернулась с Эльбруса, и понимаю, насколько моя спина нуждается в

реабилитации.

Наверх забрасываешь только самое необходимое: самые теплые вещи, высотные ботинки,

костюм. Остальное можно оставить в первом базовом лагере. Все равно ведь возвращаешься:

поднялся на 6400, акклиматизировался, и снова спустился на 5100.

Сколько проводить в Ронгбуке решаешь сам. Я, например, готова была подниматься на 7000 уже

после первой ночи. Понимала, что могу. Но не было перил и погоды. Пришлось ждать. Кстати, где

ее дожидаться тоже решаешь сам. Хочешь – сиди на 6400 в полной готовности, хочешь –

спускайся на 5100 и жди там.

Потом есть еще две ночевки: одна на семи тысячах, вторая - на 7800. А вот на 8300 уже не ночуют -

спать там просто невозможно. Это только место отдыха перед финальным этапом, единственный

досуг – держать палатку, чтобы ее не унесло ветром с часу дня до одиннадцати вечера. Штурм

вершины начинается ночью.

АО: Ты спала на 7800? Холодно было?

ИГ: Да, спала прекрасно. Даже умудрилась снять кислородную маску, чтобы надуть коврик, за что

утром получила от гида нагоняй. Такие вещи с мозгом в режиме стресса делать категорически

нельзя, можно запросто получить инсульт.

АО: Что ты там ела, что пила?

ИГ: На высоте уже почти ничего не едят. Пьют горячий чай. Правда, вода закипает очень долго -

пока дождешься, уже и не хочется. Ела я энергетические батончики, которые купила в Непале. На

название даже не смотрела, лишь бы побольше углеводов. Еще есть горная еда – 2600 калорий.

Там куча разных вкусов, вплоть до каких-то экстравагантных блюд. Заливаешь прямо в пакет

кипяток и ешь.

АО: Как долго подниматься с 8300 до 8848?

ИГ: Минимум шесть часов.

АО: То есть на вершине ты примерно в шесть утра, на рассвете? Помнишь, как это было?

ИГ: Конечно, это невозможно забыть. Я видела, как поднимается солнце. Это было примерно в

полшестого.

АО: Можно что-нибудь снять, пофотографировать, загореть даже немного?

ИГ: Ничего нельзя снимать, категорически. Там жуткий холод, это ведь уже космос.

АО: Народу много там погибло?

ИГ: На самом пятачке не знаю, но не думаю, что много. Самый опасный этап, это спуск. Там

больше всего альпинистов и погибло.

Еще перед последним подъемом важно понимать, сколько реально у тебя осталось сил. Ведь

подъем – это только половина пути. Если неверно рассчитать силы, будут проблемы, можно и

погибнуть. Если ты понимаешь, что на вершину заползешь на всех оставшихся у тебя запасах, не

иди. Зачем? Кто тебя потом сносить будет? Не все это понимают, некоторые, наверное,

рассчитывают на чью-то помощь… Только в день, когда поднималась я, погибло двое: девушка из

Австралии и парень голландец - горная болезнь, просто присели на спуске и уснули. Самый

большой риск до восьми тысяч, до этой отметки ты спускаешься в полубредовом состоянии и

случиться может все, что угодно.

АО: А как это? Я видел фильмы, где эту сторону восхождения показывали, но как оно в жизни?

ИГ: Ты же видел «Эверест» 2015 года? В нем очень хорошо проиллюстрирован этот аспект. Все

именно так и есть. И как ни старайся, не увидеть это невозможно, тропа-то очень узкая. Конечно,

ты понимаешь, что идешь прямо по трупам, стараешься как-то отвлекаться, но в голову неизбежно

лезут дурные мысли.

АО: И сколько занимает спуск с вершины до верхнего лагеря? Спускаться быстрее?

ИГ: Нет, все наоборот. Спускаться дольше. Мало того, что тропа уходит резко вниз, а по ступеням

спускаться всегда труднее, так еще и спускаешься уже днем. Уже видишь все эти километровые

обрывы, трещины в леднике. Ноги начинают дрожать. Я старалась концентрироваться на том,

чтобы делать правильные шаги, пыталась шутить как-то.

Но проблема еще и в том, что в тот же день очень важно спуститься до лагеря на 6400. Бобок

сказал мне, что если я лягу отдохнуть на 7000, могу уже не проснуться. Организму после

пережитого стресса нужно быть ниже. Строгий максимум – 6400, выше никак нельзя. Конечно, это

тяжело. Бобок говорил мне: «делай, что хочешь, но иди». Мы ругались, я шла одна. Но я

понимала, что нужно дойти. На ABC я была в 11 ночи, то есть штурм вершины плюс возвращение

заняли ровно сутки, 24 часа.

АО: Как долго нужно готовиться к Эвересту? Есть ли какой-то план? Например, нужно подняться на

сколько-то шеститысячников, побывать на семитысячнике?

ИГ: Это все очень индивидуально. Одним нужно десять лет готовиться к восхождению на Эверест,

некоторым хватает и полугода. Я до Эвереста сходил на акклиматизацию на семь тысяч, и мне

этого было достаточно.

АО: Как ты еще готовилась?

ИГ: В основном физическая подготовка. Много бегала. Перед поездкой я пробегала 20 километров

за час пятьдесят с небольшим. То есть довольно быстро.

АО: Что в жизни тебя еще увлекает? Кроме гор, нефтепродуктов и бега?

ИГ: Да все, что вызывает яркие эмоции. Все, где есть адреналин. Я перекаталась на всем, чем-

только можно было, прыгала с парашютом, летала на параплане, сноуборд, вэйк-борд, падала на

мотоцикле. После него, кстати, мотоциклов жутко боюсь. Не представляю, что меня может

заставить снова на него сесть.

АО: Какую музыку ты любишь?

ИГ: Совсем разную. Могу слушать «Грибы», а после – Моцарта. Но вообще больше нравится что-то

связанное с R'n'B. Эта история из детства тянется, когда у меня не работало ни одного канала,

кроме того, где сутками крутили черный рэп. На гору я, обычно, захожу под русский рэп. Не знаю,

почему так, откуда это взялось, но мне нравится. Я специально перед каждой вершиной скачиваю

себе новые песни. Странные, которые никто не слышал, с матами – меня они отвлекают здорово.

АО: Что ты делаешь на выходных? Как развлекаешься?

ИГ: Ничего не делаю, максимум – спортзал. А так, сижу дома. Я очень люблю побыть сама, чтоб

никто меня не трогал и никого не было по периметру. Проснуться самой, выпить кофе…

АО: А на улице тебя начали узнавать? Не надоедает?

ИГ: Уже узнают. По-разному бывает, конечно. Недавно подошел парень на улице, восхищался,

благодарил. Говорит: «Когда мне лень идти на тренировку, я все время тебя вспоминаю, мол если

баба зашла на Эверест!». Бывает по-всякому.

АО: Ты говорила, что у тебя после Эвереста борода отросла…

ИГ: Правда, так и есть. Это все от избытка тестостерона. Я теперь ее сбриваю каждое утро. Папа

мне даже подарил опасную бритву, научил бриться. Ну как по правилам: папа же должен такому

учить?

АО: Все шутишь…

ИГ: Нет, это правда. У меня сейчас уровень тестостерона, как у кавказского взрослого мужчины –

так мне сказала мой врач. Это абсолютно нормально. Пройдет, просто нужно чуть больше

времени. Сейчас вот бегаю, чтобы снизить уровень.

АО: Ира, в завершение такой вопрос. Есть люди, которые отдают энергию, есть те, кто забирает ее.

После нашего интервью какое у тебя ощущение?

ИГ: Знаешь, я такой человек, который не может не отдавать. Я привыкла все делать от души, на

полную. Если согласилась на интервью, то не оттого, что так надо, а потому что хочу. Я просто

иначе не умею.

---------------------

Видео версия интервью на канале,подписывайтесь:

https://www.youtube.com/watch?v=jSZ_2m9ki1A&f 

 

Подпишись на рассылку и следи за последними новостями
Последние записи в блоге
вверх
onistrat.com